Об альтернативных источниках водоснабжения

8 сентября 2017 - Кирилл
article2860.jpg
В последнее время часто поднимается вопрос об альтернативных источниках водоснабжения населенных пунктов Донецкой области. В Южнодонбасский водопровод вода из реки Северский Донец подается по каналу Северский Донец — Донбасс. До обострения общественно-политической ситуации данная схема водоснабжения работала без сбоев. Но с первых дней начала боевых действий многие объекты водоснабжения были повреждены, в их числе оказался и канал СДД.

Отдельно стоит остановиться на таком важнейшем объекте инфраструктуры, как канал Северский Донец - Донбасс (далее — Канал с большой буквы, потому что заслуживает) - главном объекте жизнеобеспечения региона, так как в последнее время распространяется мнение о том, что водоснабжение из Канала является неэффективным, некачественным и неоправданно дорогим, это «прошлый век» и тому подобное.

Из года в год Канал выполнял своё главное задание — обеспечение водой населения, промышленности и аграрного сектора региона. Канал Северский Донец — Донбасс первый в Украине и бывшем СССР, который был построен в первую очередь для нужд водоснабжения в крайне маловодном регионе. Со времен введения Канала в эксплуатацию (1958 год) промышленность Донецкого региона и экономика Украины каждый раз получали новый импульс к стабильному и уверенному развитию, наращиванию экономического потенциала, роста отчислений в государственный и местный бюджеты и благополучия населения. Казалось бы, таким уникальным сооружением нужно гордиться, но нет… Никто даже не попытался защитить Канал, попавший чуть ли не в эпицентр боевых действий, даже подумать никто не захотел, какое неоценимое значение для обеспечения жизнедеятельности региона он имеет. Канал одним из первых пострадал, по нему стреляли, его разрушали, и первую свою «рану» Канал получил 10 июня 2014 года. Даже сложно себе представить те три огромных напорных трубопровода, которые были повреждены, каждый диаметром по 2,5 метра. Тогда также пострадала расположенная на Канале насосная станция второго подъема: три трансформатора, две линии электропередачи, здание. Но самое страшное, что случилось, так это гибель двоих мирных, ни в чем не повинных граждан, работников насосной станции, тех, которые в опасных условиях обеспечивали работу Канала, людей, труд которых уже сам по себе был подвигом. В это время Канал остановился, и остановился впервые с 1958 года! Над несколькими миллионами жителей Донецкого региона и предприятиями нависла угроза остаться без воды!

За три года боевых действий во время исполнения своих служебных обязанностей погибло пятеро сотрудников КП «Компания «Вода Донбасса», еще восемь получили ранения! Об этом кто-нибудь подумал? А, как оказалось, никто… кроме КП «Компания «Вода Донбасса» - предприятия, которое все эти десятки лет лелеило своё «детище» и под разрывами снарядов бросилось его спасать. И спасает уже четвертый год подряд, обеспечивая в сложнейших условиях ведения боевых действий жизнедеятельность Донецкого региона по обе стороны от линии разграничения, давая и поддерживая хотя бы хрустальную надежду на будущее, потому что Канал является стратегическим объектом для этого региона.

Так что же, уважаемые господа, мы имеем на сегодня? Канал, как и раньше, находится (никуда же не денешься!) в зоне прямого риска, его сооружения и объекты обстреливают, люди остаются без воды. Чего только стоит «обездоленное существование» в серой зоне печальноизвестной Донецкой фильтровальной станции, которая только за 6 месяцев 2017 года двенадцать раз прекращала свою работу, но, извините за сравнение, как тот петушок из мультика «Бременские музыканты», выходит «потрепанной, но непобежденной», продолжая свою великую миссию — обеспечение питьевой водой.

И вот при таких обстоятельствах, разумеется, непреодолимой силы, Канал, оказывается, уже является «пережитком», «прошлым веком», он не нужен. Так его уже назвали, не постеснявшись, в средствах массовой информации. Знаете, и причина этому есть — война, на неё можно всё списать, за это ничего не будет. Другие каналы в Украине не являются «прошлым веком» (их еще 5), во всем мире не являются, а в Донецком регионе являются. Грустно, аж больно.

Давайте посмотрим, как относятся к своим живительным «артериям» в цивилизованных странах, ну, например, в Израиле. Канал там имеет почетное название Всеизраильского водопровода. Когда знакомишься с литературой по этому вопросу, не покидают чувства, что он является предметом национальной гордости, потому что там люди понимают — это сооружение, от которого зависит безопасность государства, его существование, успешность, развитие. Там берегут каждую каплю драгоценной воды. Читаешь так, читаешь, и знаете, как-то становится «за державу обидно». В самых сложных условиях своего становления государство смогло построить, отвоевать и сейчас оберегает своё великое достижение — свой водопровод, ведь это его будущее. А знаете, у нас даже совпадают года строительства каналов, даже их протяженность. Судьба разная.

Такие уникальные инженерные сооружения должны быть предметом особой государственной заботы. Нельзя относиться к таким объектам неуважительно, как сложилось сегодня у нас, а тем более, списывать во вчерашний день. Нельзя, потому что это не государственный подход, это пренебрежение своим будущим.

Поищем где-то глубинные процессы такого отношения. Вот и они.

Оказывается, Канал виноват в том, что в своё время ответственные государственные структуры, как минимум Донецкого края, ничего не сделали для того, чтобы выбрать в населенных пунктах резервные источники питьевого водоснабжения, у которых бы не было такой централизованной зависимости и, наоборот, которые имели бы некоторый запас автономной прочности (ну, на всякий случай). Как парадоксально это не выглядит, но самая мощная в Украине централизованная система водоснабжения такой индустриальной области все годы своего существования была один на один со всеми вызовами чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера. Кажется, высшие силы оберегали от самого плохого, но даже они не смогли предвидеть то, что случилось.

Повод найден. Канал и его объекты обстреливают, подача воды прекращается, населенные пункты остаются без воды. Кричим: «Спасайте!». Теперь можно всё ломать (ведь не строить). В населённых пунктах запада региона после длительного безводья 2014 года и на север от г. Донецка из-за постоянных остановок работы Донецкой фильтровальной станции добрые люди набурили где попало скважин, не заморачиваясь понятием о существовании законодательных и нормативно-правовых требований к выбору источников питьевого водоснабжения, о возможности создания зон санитарной охраны, о санитарных требованиях качества и безопасности воды, о требованиях к присоединениям других сетей к сетям городского коммунального водопровода и другом. Зачем нам много знать, ведь унитазы смывать надо. Надо. Никто не спорит. Но не за счет разрушения системы питьевого водоснабжения. Таким господам необходимо подсказать, что случайные источники водоснабжения — это самые высокие прямые риски употребления населением некачественной и опасной воды, и это прямая угроза возникновения болезней инфекционного и неинфекционного происхождения. Чтобы не забывали — вода, в такой науке как эпидемиология, рассматривается в качестве мощнейшего фактора передачи возбудителей опасных и особо опасных болезней, а такая наука, как гигиена, учит, что вода может навредить здоровью человека из-за наличия в ней вредных веществ, худших чем заезженный всеми минеральный составов (общая жесткость, сухой остаток и так далее, ну то, что откладывается в чайнике и так нас пугает). Кстати, мы привыкли оглядываться на то, как там живут в образованной Европе. Хорошо живут. Например, в г. Берлин питьевая вода в муниципальном водопроводе грунтовая, а значит — минерализованная, с большим содержанием солей жесткости. Так местное население считает её полезной. Врачи смогли донести это потребителям. Слишком мягкая вода угрожает, например, инфарктом миокарда. В общем в Берлине сейчас получила распространение такая себе акция по организации водозаправочных станций. Другими словами, обустраиваются пункты раздачи воды населению с городского муниципального водопровода. Пропаганда и распространение доверия потребителей к надёжности городского водопровода. Интересно, правда? Ровно наоборот по сравнению с нашей политикой отношения к работе коммунальных предприятий водоснабжения. А в том же ранее упомянутом Израиле морская вода после опреснения перед подачей в водопроводную сеть обязательно подлежит обогащению минеральными солями.

В той практике, которая распространена в Украине при продаже воды в пунктах розлива фасованной воды (если это не вода с оригинальным естественным составом), из неё удаляется всё полезное, не считаясь с тем, что вода является идеальным раствором (школьная программа), и с ней организм получает все необходимые ему для полноценного функционирования минеральные вещества. Заботясь о здоровье людей, в действующий ГсанПиН 2.2.4.171-10 «Гигиенические требования к воде питьевой, предназначенной для употребления человеком» специально было введено понятие «воды питьевой с оптимальным содержанием минеральных веществ», то есть воды с минеральным составом, адекватным физеологическим нуждам организма человека, а не только молекула Н2О и остатки вредных примесей.

О влиянии минерального состава питьевой воды специалисты пишут много чего, с этим нужно считаться. Но, согласно «Руководству по контролю качества питьевой воды» (Женева, ВОЗ, 1994, 2004) содержание хлоридов, сульфатов, уровни сухого остатка и общей жесткости не допускают какого-то конкретного уровня по показателям их влияния на здоровье населения, в т.ч. детей. Негативное влияние на организм человека выше перечисленных показателей питьевой воды, согласно упомянутому документу и другим данным, с учетом их глобального естественного распространения и региональных особенностей не имеет единогласных, общепринятых, достаточных научно обоснованных доказательств и требует исследования в зависимости от конкретной ситуации.

Какие еще в области еще водные объекты? Реки Кальмиус, Кальчик, Павлопольское водохранилище, построенное на реке Кальмиус, и, конечно же, море. Все эти водные объекты имеют воду с высокими показателями минерального состава, с высоким уровнем микробного загрязнения. Что в таком случае будем делать с охраной предлагаемых источников от загрязнения? Закрывать источники загрязнения или отменять законодательство, которое эту охрану обеспечить обязывает?

О чем сейчас поднимается вопрос: ЮДВ останавливается из-за обстрелов канала и его объектов, а вода в нем «скорее техническая нежели питьевая». Простите, так вся вода любого источника до сооружений водоподготовки не является питьевой, питьевая то та, которая поступает в водопроводную сеть. Другое дело, какая принята схема водоподготовки, какие методы применяются для получения кондиционной (соответствующей установленным требованиям) воды. Руководствуясь такими подходами можно смело сказать, что в городском водопроводе г. Берлина течет техническая вода (почему-то всё время есть желание ссылаться на немцев, потому что очень они законопослушные, ведь это не запрещено в качестве хорошего примера!)

Представим себе - построили новую фильтровальную станцию на основе мембранных технологий, выделили из той воды всё, что только можно, и куда дальше? А дальше вода с повышенной чувствительностью, именно такой она и будет, попадёт в водопроводные сети, с утечками 46%, амортизационным износом 28%, аварийностью водопроводных сетей 4 повреждения на 1 км. Что получит потребитель? Правильно — вторично загрязненную воду, которая с эпидемической точки зрения, при таких сетях, будет еще более опасной. Для поддержания качества воды в водопроводной сети все равно необходимо использовать хлорсодержащие реагенты: то ли жидкий хлор, то ли гипохлорит натрия или кальция, механизм действия у них одинаковый и хлорпроизводные тоже (потому что это сплошные выдумки, что хлор плохой, а гипохлорит натрия нет; с точки зрения промышленной безопасности — да).

Кроме всего сказанного, неминуемо встанет вопрос утилизации концентрата, то есть рассола, отхода, который образовался вследствие деминерализации воды, отработанных мембран и так далее.

Интересна и такая вещь, как ценообразование. Для информации, в Израиле, вблизи г. Ашкелон расположена самая мощная в мире станция опреснения воды при помощи обратного осмоса — до 100 млн. м3 в год. После опреснения, дополнительно обогащенная минералами питьевая вода, подается в Общеизраильский водопровод, которые забирает воду из озера Кинерет. Цена на холодную питьевую воду для населения составляет 7,68 шекелей или 2,12 доллара или 53,93 грн. (по курсу НБУ на 22.08.2017) за один кубический метр в границах первых 3,5 кубометров, потраченных за месяц. Весь остальной объем, который превышает этот лимит, оплачивается по тарифу 12,34 шекеля за кубометр или 3,41 доллара или 86,72 грн. (источник), в Германии — 19 — 2,7 евро, в Англии, Испании, Австрии — около 1 евро по состоянию на май 2016 года (источник).

Резюме. Слишком много говорим, слишком много пишем. Наверное, лучше — это гарантированно возобновить безопасную, бесперебойную, надёжную работу Канала и ЮДВ.

Похожие статьи:

Если у вас возникли вопросы социального или экономического характера, требующих безотлагательного решения, обращайтесь в Донецкий областной контактный центр по телефону 0-800-507-506 (со стационарных телефонов - бесплатно)....
Численность населения Донецкой области на 1 июля 2012 года составила 4 млн. 389 тыс. 100 человек. В течение января–июня она уменьшилась на 14,1 тыс. человек....
Депутаты Донецкого областного совета на XIV внеочередной сессии закрепили за русским языком статус регионального....
В январе–апреле 2012 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года общий объем промышленной продукции Донецкой области возрос на 0,7%....
Рейтинг: 0 Голосов: 0 150 просмотров